Неудачное похищение
Алексей Передереев





Публикация разрешена автором

Почему послали на это задание именно его, разведчик не думал. Зачем ломать голову по пустякам, к тому же его всегда учили в ШДВШ (Шпионско-Диверсионной Высшей Школе), меньше рассуждать, больше действовать. Однако он не мог сказать уверено, что этот вопрос вообще его не интересует.
Шер поправил темные очки, надвинул широкополую шляпу на лоб и вошел в бар «Бахус». Подойдя к стойке, он буркнул название пива и прикурил сигару. Шер обвел взглядом довольно вместительный зал, – в нем находилось около тридцати человек. Посетители сидели за столиками, что упрощало сканирование, поскольку на постоянно перемещающемся теле сложно было сфокусироваться. Разведчик произвел сканирование помещения. Сканер не подтвердил нахождение здесь того, кого он искал. Опустив ворот плаща, небрежно потягивая пенящийся леденящий зубы напиток, Шер задумался о выполняемом им задании.
«Итак, что мы имеем? Я до конца не был уверен в том, что меня отправят на «Голубую». Подготовку ШДВШ проводила в хроноретрансляционном секторе, работали со мной и с Роу. Кто-то должен был стать дублером. Однако Роу не очень похож на людей – ведь его прислали из отдела полугуманоидных цивилизаций, сам же я из отдела гуманоидных. Да, я очень похож на людей, мне даже не потребовалась помощь камеры перевоплощений...»
И действительно, короткие с острыми когтями пальцы закрыла пара перчаток, серую шкуру разведчика скрывал длинный плащ такого же цвета, а носовой гребень, разделяющий лобную часть черепа на две половины, вполне сносно прикрывали от случайного взгляда большие черные очки в черепаховой оправе. Что же касается самого черепа, покрытого шишковидными ороговевшими выступами, то эти неровности, могущие разжечь недюжинное любопытство, можно было мгновенно закрыть одним движением руки, надев широкополую шляпу. Что и было сделано. Вот практически и вся маскировка, к которой прибег Шер. Теперь он абсолютно ничем не отличался от обычных мужчин земных городов.
Скрипнули входные двери, и в бар вошли двое. Шер обернулся, «телохранитель» произвел сканирование новой парочки и доложил о присутствии у них огнестрельного оружия. Разведчик чувствовал их напряжение: микролептонное поле владельцев оружия свидетельствовало о перенасыщении их крови адреналином. То, что произошло в следующий миг, можно было назвать...
– Это ограбление! Всем лечь на пол! – заорал один из вошедших, выхватив карабин из-под плаща.
Посетители быстро стали укладываться на грязный пол. В ухе Шера опять запищал «телохранитель», докладывая о появлении непосредственной угрозы. Вероятность нападения увеличивалась с каждой секундой.
«Я не могу обнаружить себя», – подумал разведчик, но «телохранитель» уже начал действовать в режиме самосохранения, активизировав «питчер» для энергетической атаки и «мобилайзер» для панцирности тела. Шер чувствовал, как шкура становится с каждой секундой все плотнее, превращаясь в панцирь.
– Эй, а ты что ждешь особого приглашения? Давай на пол, живо, – обратился к Шеру, второй грабитель, здоровый детина, ухмыляясь в рыжие усы.
– Я не могу этого сделать, у меня плохо сгибаются колени, – спокойно ответил разведчик, продолжая пить пиво. «Рано еще, процесс регенерации панцирной оболочки еще не закончен», – подумал Шер, потушив сигару в пепельнице.
– А я вот сейчас продырявлю тебе башку! – сказал массивный грабитель, медленно подходя к сидящему за стойкой бара Шеру.
«Телохранитель» начал обратный отсчет времени для атаки. Шер продолжал сидеть в непринужденной позе, держа обоих грабителей в поле зрения.
– Ты чего, задница, нарываешься? – начал заводиться усатый, передернув затвор на автоматической винтовке. Он подошел на расстояние вытянутой руки.
– Да оставь ты этого инвалида, – одернул второй сообщника. Но тот только махнул рукой.
– Ты вообще кто такой? И сними шляпу, когда с тобой разговаривает Тони «Рыжий», – заорал бандит, брызжа пьяной слюной. Неожиданно он сорвал шляпу с головы разведчика и бросил на пол. Увидев абсолютно непривлекательный череп, он выругался:
– Фу, черт! Что за урод! – и это были его последние слова.
«Телохранитель» произвел молниеносную атаку цели. Правая рука Шера вошла в грудную клетку громилы и, задержавшись на секунду, сделала обратный ход. С застывшим на лице удивлением усатый рухнул на пол, заливая его кровью. В когтистой руке, толчками выбрасывая остаток крови, бился красный комок.
– Он вырвал у него сердце! – раздался крик ужаса между столами.
Пальцы Шера сжались, а затем разжались, и раздавленный кровавый мешочек упал на пол у ног Шера. В этот момент раздался выстрел – это пришел в себя второй грабитель, пуля прошла сквозь одежду и, глухо ударившись о панцирь, срикошетила в бутылку виски, стоявшую на стойке, разнеся ее осколки по всему бару. Последовало еще три выстрела, все они, попав в цель, отскакивали в разные стороны. Опомнившись, второй грабитель попытался спастись бегством, но не преуспел в этом. Шер сорвал очки и вдогонку отправил залп биолучей из обоих глаз. Энергетический заряд оказался такой мощности, что убегающий в считанные секунды обуглился вместе с одеждой. Черная мумия, размахивая руками, упала и перекрыла собой выход.
Шер обвел пристальным взглядом желтых больших глаз зал и громко произнес, обращаясь к лежащим на полу посетителям:
– Никто из вас, меня не видел! – затем он надел очки и быстрым движением поднял шляпу с пола. Аккуратно одел ее и направился к выходу, безразлично переступив еще дымящийся труп незадачливого грабителя.
«Вот, черт! Пришлось себя обнаружить, а задание так и не выполнено. Осталось всего три часа», – расстроено подумал разведчик и, подняв высокий ворот плаща, зашагал по сырым сумрачным улицам. Он снова направлялся к молодому доктору наук Бобу Ньюмену. Этот человек не зря был так интересен для хроносектора. Он работал над изучением временных структур. Как Ньюмен мог вести исследовательскую работу, не имея хорошей аппаратуры, никто не знал. При удачных обстоятельствах человеку на Дуольгаре предложат все, что он захочет. Только захочет ли человек жить и работать за триста пятьдесят тысяч световых лет от родной планеты, никого это не интересовало. Сложность выполнения задания была очевидна, Шеру необходимо было вернуться в систему «Тау» на гиперпространственном ускорителе через определенное время, с похищенным земным ученым Бобом Ньюменом. Согласно полученному заданию разведчик погружался в хронофрагмент 15 сентября 1962 года, посредством своей коммуникационно-навигационной системы должен был найти местожительство Боба Ньюмена, проникнуть в его кабинет и похитить ученого вместе с документацией. Шеру было выделено всего восемь единиц времени пребывания на Земле, по истечении этого срока дорога на Дуольгар блокировалась.
Сначала операция шла по плану – разведчик узнал, где живет ученый, тайно проник в его жилище, классифицировал и отсканировал исследовательские материалы. Но вот самое главное – Ньюмен не был обнаружен. Экономка, симпатичная полноватая молодая женщина сообщила Шеру, что Боб в этот день решил устроить себе выходной и должен появиться не раньше восьми часов вечера.
Шер глянул на наручный хронометр, переведенный на земное времяисчисление – было уже без четверти восемь. «Телохранитель» не переставая, стрекотал в правом ухе, докладывая о температуре тела, давлении, пульсе и энергетическом потенциале. Затем переключился на обзор метеосводки. Разведчик дал ему указание зарастить дырки в плаще, чтобы они не портили внешний вид.
Шер замедлил шаг. «Необходимо проверить, хватит ли энергии для переноса двух тел», – подумал он и активизировал чип, вживленный вместе с «мобилайзером» в область грудной клетки, – они работали в паре, отвечая за энергетические ресурсы разведчика. Через несколько секунд столбики цифр и знаков поползли по «телебинолам», нанесенным на обратную сторону поляризованных стекол очков в черепаховой оправе.
«Если Ньюмен вздумает сопротивляться, то может создать нежелательное перенапряжение сети, а перегрузки в режиме хронопереноса абсолютно излишни».
«Телохранитель» предложил вариант обездвижения релаксином из группы «А». «Хорошая идея. Релаксины этой группы на меня не действуют», – обдумывал Шер предложенный вариант. «Телохранитель» незамедлительно стал готовить к возможному применению «аэроскин». Разведчик перешел на другую сторону улицы и остановился перед аккуратным двухэтажным домиком, вокруг которого были разбиты клумбы и росли небольшие молодые деревца. В доме горел свет, это обнадеживало. «Значит, Ньюмен уже вернулся, остальное, как говорится на Земле, дело техники. А уж с этим у меня проблем нет. Меня обеспечили ультрасовременной и высоконадежной аппаратурой», думал Шер.
Разведчик позвонил в дверь. Пока экономка их открывала, «телохранитель» доложил о готовности «аэроскина». Входная дверь распахнулась.
– Извините, мэм, доктор Боб Ньюмен уже вернулся?
– Да, мистер Донхаер. Но он закрылся в своем кабинете и просил не беспокоить, – ответила, обворожительно улыбаясь, экономка.
– Вы доложили ему, что я уже приходил? – произнес Шер мягким баритоном, который получался при проходе его клекота через горловой «вокифон».
– О, конечно, но хозяин просто отмахнулся от меня, – ответила она погрустнев.
– Прошу прощения, но не могли бы вы опять потревожить его? Передайте, что я жду аудиенции по очень срочному делу.
Девушка без лишних слов удалилась. Через несколько минут, она вернулась явно растерянная:
– Вы извините, мистер Донхаер, но доктор Ньюмен отказался сегодня с вами встречаться и передал вот эту записку, – сказала она и протянула обрывок бумаги.
Шер взял послание. Оно было написано размашистым почерком: «Я не намерен сегодня тратить свое драгоценное время на встречи с такими неудачниками вроде вас, доктор Том Донхаер! Всего хорошего. Боби Ньюмен».
«Вот это поворот!», – подумал разведчик, раскланиваясь перед экономкой. – «Что могло произойти? Ведь еще сутки назад Ньюмен жаждал встретиться с ним, доктором Донхаером, а теперь посылает ко всем чертям. Больше чем странно», – недоуменно размышлял Шер, обходя дом Ньюмена сзади. Окна кабинета и лаборатории располагались на втором этаже и выходили на задний двор. Разведчик послал запрос «телохранителю», тот подключил архивный модуль и, обнаружив массив с криминальной информацией, начал выдавать возможные варианты.
«Вот эта подойдет, похищение через окно, но я воспользуюсь собственными подручными средствами», – подумал Шер. – «Надо немедленно активировать «левитатор», произвести прочистку антигравитационных сопел». Он отдал соответствующие приказы «телохранителю». Начался процесс продува, сжатый воздух с шипением выходил при каждом шаге. Разведчик как можно ближе подошел к забору, антигравитационная струя бросила его точно в цель. Через мгновение Шер пружиной вскочил на подоконник раскрытого окна. В кабинете горел свет, но Ньюмена не было видно, дверь, ведущая в лабораторию, плавно открылась, он бесшумно вошел. Доктор Ньюмен стоял к двери спиной. Он был одного роста с похитителем и практически такого же телосложения. Ученый что-то бормотал себе под нос, снимая показания с одного из приборов. Шер, скользящим шагом подобрался к нему практически вплотную. В этот момент человек повернулся и удивленно уставился на внезапно появившегося незнакомца. Ньюмен хотел возмутиться, но заработал «аэроскин» и релаксин группы «А» розовой дымкой потянулся от нагрудного кармана плаща Шера к лицу ученого. Тот чихнул пару раз, поправил очки с желтыми стеклами и выругался:
– Кто вы такой и какого черта вы здесь делаете?
Усыпляющий газ почему-то не подействовал, но раздумывать об этом, не было времени. Шер кинулся на Боба и попытался его скрутить, но тот оказался не таким беззащитным и, произведя несколько движений, смог освободиться. Далее он произвел пару прекрасных ударов в челюсть противника, что привело разведчика в замешательство. Следующим был удар ногой вполоборота прямо в грудь, он придал Шеру небольшое ускорение, которое бросило того на стеклянный шкаф, и они рухнули вместе – один на другого.
«Телохранитель» отрапортовал, что жизненные функции в норме, сила удара была ниже критической, повреждений нет. «Если бы я был человеком, он мог бы проломить мне грудную клетку», подумал разведчик, пытаясь произвести сканирование противника. Необходимо было знать его реальные возможности и слабые места. Но сканирующее устройство, подключенное к сетчатке левого глаза Шера, вдруг отключилось. Тут же «телохранитель» доложил об отключении оборонительно-атакующих систем. Далее последовал сигнал, предупреждающий об отключении энергетической системы, питающей практически всю биоэлектронную аппаратуру, действующую в организме разведчика. Это была катастрофа. Шер приказал «телохранителю» перейти на аварийное питание для сохранения жизненно важных функций. Тот в ответ что-то пискнул, приказ выполнил и тут же отключился. Да, разведчик смог сохранить только те функции, которые были присущи ему как биологическому существу. Без своих электронных помощников он почувствовал себя абсолютно беззащитным и примитивным. Он с трудом поднялся на ноги, Ньюмен стоял перед ним. В ушной раковине раздался звук, похожий на щелчок, и вместо писка «телохранителя» Шер услышал у себя в голове чужой голос:
– Советую не сопротивляться, система подавления агрессии подчинена закону противоположностей. Чем сильнее проявление негатива, тем жестче оно будет нейтрализовываться. Я узнал тебя – ты разведчик из системы Тау, относишься к полукиборговой расе, подготавливаемой ШДВШой.
– Кто ты и откуда меня знаешь? – обратился Шер мысленно к неизвестному голосу, застыв от удивления на месте.
– Я тоже из этой системы, точнее с планеты ученых Дуольгар. Я представитель расы «Ценнитов», мое имя Славелон.
– Не может быть! – воскликнул Шер. Но «вокифон» тоже не работал, и поэтому из открытого рта донесся лишь клекот. – Славелон погиб пятьдесят лет назад при испытании первой установки хронотранслятора. Это знает каждый ребенок – Славелон – ученый, герой системы Тау.
– Спасибо за почести, но не было ничего подобного, – ответил Ньюмен уже вслух и сел на стул, – я не погиб, а просто ушел в подходящий момент. Я заранее знал, что направлюсь на «Голубую». Там, – он показал пальцем вверх, – мне постоянно мешали жить и заниматься наукой, а здесь я предоставлен сам себе. А главное – я живу здесь своими собственными мозгами, не прибегая к помощи «советников», «телохранителей» и прочей биокибернетической дребедени. Я даже извлек «капсулу – дремля» и выбросил на помойку, сон мой с тех пор стал более спокойным, но главное – настоящим! На Дуольгаре мне могли принадлежать огромные владения, сотни тысяч представителей более низших рас, но и я должен был быть собственностью более высоких сановников Империи. На Земле же я сам по себе, но именно здесь я – личность! У меня есть свобода и права, которые предоставило мне приютившее меня общество. Людям я не нужен, как собственность, и у них нет притязаний на мои труды. Делай, что хочешь, только не нарушай законов этого общества, именно эта среда помогает мне успешно работать над проблемами хронавтики.
– Я не совсем Вас понимаю, – сказал Шер.
– Да, конечно, – спохватился Славелон, – ты сотворен путем биоинженерии, как и все полукибы, поэтому тебе трудно понять, что такое личность и ее свобода. Однако хочу тебя уверить, что ты не можешь оперировать такими понятиями, потому что в твоих мозгах нет на этот счет никакой информации. Весь банк данных ты получаешь через старших полукибов, а те от еще более старших по званию или сану и так до Управляющего Центра контролирующего работу ШДВШы. Именно этот Центр фактически дает вам единственное право – право существовать. Однако это право предоставляется только при полном повиновении. В случае неадекватного поведения любого из вас могут нейтрализовать. Достаточно знать код отключения жизнеобеспечивающей системы.
Шер стоял, не зная, что предпринять, он был просто раздавлен лавиной обрушившейся на него информации.
– Что мне делать, досточтимый Славелон? – обратился разведчик к человеку.
– О, это достаточно просто! У тебя есть два варианта решения проблемы. Первый. Ты через полторы единицы времени возвращаешься в систему Тау и сообщаешь о гибели Боба Ньюмена в автомобильной катастрофе, – можешь не сомневаться, я уж постараюсь для ваших наблюдателей. Второй вариант – ты остаешься на Земле. Я помогу тебе развить биологическую часть и, думаю, скоро ты сам откажешься от электронной дребедени, которой тебя изрядно напичкали. Но заниматься твоим развитием мы будем не здесь, а в каком-нибудь еще более тихом месте на Земле. Здесь просто богатый выбор таких мест.
Шер задумался. Ураган мыслей закрутился в его голове, и никто не мог его направить. Выбор он должен сделать сам. Это будет первым уроком в проявлении самостоятельности бывшего полукиба, если он ее, конечно, захочет.
– Да простит мне досточтимый Славелон мои дерзкие слова, но я сделал выбор. Я остаюсь с вами и, надеюсь, что мои навыки межпланетного разведчика пригодятся и вам.
– И зачем они будут нужны ему на том свете? – раздался женский голос позади беседующих.
Шер развернулся и увидел стоящую на пороге лаборатории миленькую уже знакомую ему экономку. Она держала в руках бластер. «Именно таким оружием обеспечиваются «каратели» для проведения операции на уничтожение», – пронеслась в голове мгновенная мысль разведчика.
– Как я в тебе ошибся, Лолита, – только и успел произнести Славелон. Затем оба ствола лазерной пушки по очереди дернулись, и Славелон замертво упал на белый кафельный пол.
Шер хотел закрыть его собственным телом, забыв о том, что системы защиты в этот раз бездействуют. Мощный луч насквозь прошил разведчика, на столе загорелись бумаги. «Жаль, что у меня не было панциря», – это была последняя мысль того, кто хотел стать свободной личностью.
– Это Зерра, докладываю. Задание выполнено, оба объекта ликвидированы. Антиправительственный заговор нейтрализован, – отчеканила экономка-«каратель» и подняла с пола черную широкополую шляпу. Затем, усмехнувшись, сдернула парик с длинными каштановыми волосами и надела на лысую голову, покрытую роговыми шишками подобранную шляпу.
– А я в ней выгляжу просто замечательно, – сказала она сама себе, глядя в большое настенное зеркало, – жаль только, что такие шляпы достаются чаще всего идиотам. – И она вышла из лаборатории, не обратив внимания на разгорающееся пламя.
Через полчаса в доме ученого доктора Ньюмена бушевал огонь.