Возмездие
Алексей Передереев





Публикация разрешена автором

Роман Холодов вечерней порой возвращался с работы домой. Для него прошедший день был необычайно приятным – шеф назначил его старшим клерком.
Осенний дождь приглушенно барабанил по крыше недавно приобретенного серебристого БМВ. Дворники лихорадочно работали, смахивая со стекла широкие потоки мутной воды. Впереди, на тротуаре, стояла одинокая фигурка, окутанная сумрачным одеянием вечернего города. Она пыталась остановить хоть какую-нибудь машину из проносящегося мимо потока автомобилей.
Роман сбросил скорость и, притормозив, открыл дверцу. Девушка заглянула в салон и, дрожа всем телом от холода, что-то спросила. Он коротко бросил: «Садитесь». Девушка юркнула на заднее сиденье и, отложив огромный пакет в сторону, принялась отжимать длинные смоляные волосы.
«Она красивая, эта девушка из дождя», – подумал Роман.
Приведя себя в более приличный вид, поздняя пассажирка мягким, убаюкивающим голосом поблагодарила его за отзывчивость.
Но Холодов ее опять не слышал. Ему в этот момент хотелось просто ехать и наслаждаться новым автомобилем, в котором он находился в обществе красивой девушки.
Так и познакомился Роман с молодой актрисой театра Лилией Орловой. Молодые люди стали встречаться: ходить в кино, театры, кафе, просто бродить по берегу реки, усыпанному золотой листвой. Им было хорошо вдвоем, спокойно и безмятежно. Незаметно пролетело несколько месяцев.
И вот однажды, спеша с работы на встречу с Лилией, Роман вдруг осознал, что безумно ее любит. Желание быть с ней вечно бушевало в его груди. Холодов решил именно в этот же вечер сделать ей предложение. Как всегда он подъехал к театру и, не заглушая двигателя, стал дожидаться окончания репетиции. Роман сидел, закинув руки за голову, предаваясь мечтаниям под западный блюз. Он закрыл глаза и представил день свадьбы.
Мимолетные грезы оборвал ворвавшийся в открытую дверь морозный воздух, Лилия поцеловала Романа в щеку и произнесла:
– У меня сегодня самый счастливый день! – произнесла она, сияя от радости. – Меня утвердили на роль Клеопатры!
– Это замечательно! – воскликнул Холодов и поцеловал девушку. – Берем шампанское и ко мне – устроим пир по такому случаю!
– Поехали! – Орлова игриво подмигнула. Машина рванула с места, поднимая снежный вихрь с уснувшего под белым одеялом асфальта.
Раскупоривая очередную бутылку шампанского, Холодов вдруг вспомнил о предстоящем предложении, однако решил немного повременить...
Предвкушая счастливые минуты, Роман изрядно набрался. На всю квартиру гремела музыка, праздник был в самом разгаре. Шатаясь, он подошел к Лилии и стал настойчиво предлагать ей потанцевать. Она отказывалась, ссылаясь на его нетрезвое состояние и свою усталость, но все же уступила. Они закружились в медленном танце.
– Я люблю тебя! – прошептал он ей на ухо.
– Я тебя тоже, – отозвалась она тихим эхом.
– Выходи за меня замуж.
Лилия вздрогнула всем телом и подняла голову с его плеча.
– Ты серьезно? – произнесла она и посмотрела ему в глаза.
– Ну конечно, мой ангел! – и Холодов прильнул к ее губам.
Она резким движением оборвала поцелуй и, освободившись из его объятий, вышла на балкон. Смутная тень тревоги скользнула по ее лицу. Роман, не понимая в чем причина резко изменившегося настроения, налил себе еще один бокал и, пошатываясь, поплелся на балкон.
Он вышел на морозный воздух и продолжил подготовленную речь.
– Ты не представляешь, как мне было одиноко после смерти тети Лоры. Со мной не было ни одной близкой души. В детстве, живя в детдоме, я не мог представить, что самостоятельная жизнь в городе может быть серой и безрадостной. И когда я встретил тебя, понял, эта девушка – то, чего мне не хватало всю жизнь. Я жду твоего согласия, как измученный грешник ждет отпущения грехов от святого батюшки.
«Ух ты! Очень даже неплохо сказал», – подумал Холодов, обнимая рукой хрупкую талию Лилии.
Она отстранилась и спокойным голосом произнесла:
– Всех грехов я тебе не смогу отпустить, но один точно, коль ты о нем сам вспомнил.
– Про что это ты? – уставился на нее непонимающим, пьяным взглядом Роман.
– Это ты убил тетю Лору!
– Я?! Да, как ты можешь, – заорал он, багровея. – Она мне была, как мать! Ее смерть – несчастный случай!
– Ты лжешь! Этим случаем был ты! – повысила Орлова голос и продолжила:
– Ты украл у тети Лоры золотое кольцо с бриллиантом. Она им очень дорожила, это все, что осталось ей от предков. Ты проиграл его в карты.
Холодов побледнел, слова девушки отрезвляли быстрее морозного воздуха. Она же продолжала говорить, в глазах плясал огонек ненависти.
– Проиграв перстень Лоры Демидовны, чтобы она не подняла шум, решил ее убить.
Роман не мог возразить, его язык онемел, он пятился назад, мыча и мотая головой.
– Ты все предусмотрел, но не учел одного – скорого обнаружения пропажи. И как только вошел в дверь, тут же был встречен пожилой женщиной, обвинившей тебя в краже.
Ты схватил ее за шею и, закрыв рот рукой, потащил на балкон, где оглушил Лору Демидовну, ударив по голове цветочным горшком. Уже бессознательную ты перекинул ее через перила.
– Нет! Я не убивал ее! Она сама, сама! – кричал Холодов. – Кто ты?
– Я та, которая пустила тебя на постой – бедного, грязного, одинокого, и которой ты отплатил с лихвой, – красивые черты молодой девушки стали расплываться, и перед Романом появилась пожилая женщина с остекленелым взглядом и ужасно искалеченной головой.
Роман сдавленно захрипел, его глаза расширились от представшего перед ним зрелища. Рука выронила бокал вина, которое тут же стало застывать на морозе, напоминая Роману кровь. Он инстинктивно отпрянул назад и, поскользнувшись на пролитом напитке, мгновенно потерял равновесие и перелетел через низкие перила старого балкона. Мгновение, и раздался глухой удар о промерзший асфальт.
Когда машины скорой помощи и милиции подъезжали к месту происшествия, распугивая сиреной дворовых обитателей, навстречу им шла по заснеженному тротуару молодая девушка, в синем платье, а на ее руке сиял бриллиант в золотой оправе.